Как депутаты хотят защитить граждан от общения с коллекторами

Коллекторы больше не смогут беспокоить родственников, соседей, друзей и коллег должников без их письменного согласия. Сейчас их взаимодействие ограничено лишь согласием самого должника, данным при оформлении кредита. В результате невинные граждане страдают от навязчивых звонков и давления. Законопроект, призванный защитить их от нежелательного взаимодействия, готовится к рассмотрению в Госдуме.

Авторами документа выступили заместитель председателя Госдумы Ирина Яровая и первый заместитель руководителя фракции «Единая Россия» Андрей Исаев. Изменения вносятся в 230‑ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности».

Статья 4 этого закона устанавливает способы взаимодействия коллектора с должником. Это могут быть личные встречи, телефонные переговоры, различного рода сообщения, почтовые отправления или другие способы, предусмотренные письменным соглашением между должником и кредитором. При этом коллекторам для возврата просроченной задолженности разрешено общаться и с третьими лицами — членами семьи должника, его родственниками, сожителями, соседями, друзьями, коллегами и любыми другими знакомыми.

Но такое взаимодействие допускается только в случае, если должник дал на это письменное согласие, которое может в любое время отозвать. А его родные и знакомые просто не должны «выражать несогласие на осуществление взаимодействия» с коллекторами. Таким образом, они по усмотрению должника оказываются в состоянии принудительного взаимодействия с коллекторами, что грубейшим образом нарушает их права и законные интересы, отмечают авторы поправок.

«Действующее законодательство содержит дискриминационное положение, согласно которому допускается взаимодействие коллекторов с членами семьи должника, его родственниками, соседями, друзьями, коллегами без получения их предварительного согласия. Фактически сегодня третьи лица становятся по усмотрению коллекторов субъектами давления и претензий, что противоречит принципам правоотношений, индивидуальной свободы и личной ответственности за принятые решения», — поясняет Ирина Яровая.

Законопроект устанавливает обязательную к исполнению процедуру: любое взаимодействие коллектора с третьими лицами, направленное на возврат просроченной̆ задолженности, может осуществляться только в случае получения их письменного предварительного согласия, которое они имеют право отозвать в любое время. Таким образом удастся установить для них «презумпцию несогласия», отмечает Яровая. Поправки уже поддержали Минюст, ФССП, Совет законодателей РФ и фракция «Единая Россия».

Контроль и четкое регулирование деятельности коллекторов обусловлены многочисленными жалобами граждан, которые вынуждены с ними контактировать, говорит зампредседателя МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев.

«Само слово «коллектор» уже давно приобрело негативный окрас в обществе, а их деятельность у абсолютного большинства граждан ассоциируется с околозаконной. И это небезосновательно. Действительно, методы, которыми действуют коллекторы при взаимодействии с должниками, выходят за рамки правового поля и содержат в себе признаки административных правонарушений и даже преступлений (вымогательство, самоуправство)», — пояснил юрист.

По его словам, с момента принятия 230‑ФЗ, прозванного в обществе «законом о коллекторах», ситуация для должников изменилась в лучшую сторону. Но и в такой ситуации коллекторские агентства нашли пути обхода действующих правил, например, совершение звонков с незарегистрированных «одноразовых» сим-карт. Поэтому не факт, что изменения на практике дадут ожидаемый эффект. При необходимости коллекторы также смогут обходить новые правила старыми способами — звонить с незарегистрированных телефонов, представляться разными именами и т. д. Единственным действенным способом решить проблему должник — коллектор стал бы полный запрет коллекторской деятельности, убежден юрист. Такие предложения уже неоднократно звучали в обществе.

«Существуют абсолютно правовые, прописанные в законе способы взыскания долга с должника. Это досудебный порядок, судебный приказ, решение суда, исполнительное производство и, наконец, банкротство должника. Такой объем возможностей является вполне достаточным и соблюдающим баланс интересов должников и кредиторов, поэтому шаги по ограничению деятельности коллекторов должны быть более уверенными, вплоть до ее полного запрета», — пояснил он.

За период действия закона, регулирующего работу рынка взыскания, число жалоб россиян на взаимодействие с коллекторами значительно сократилось, считает генеральный директор онлайн-сервиса микрофинансирования «Честное слово» Андрей Петков. Согласно статистике СРО «МиР», количество претензий, поступивших от граждан к коллекторам за звонки третьим лицам, на протяжении первых трех кварталов 2019 года уменьшилось вдвое: с 6,07% до 3,14%. Это значит, что ранее принятый закон о взыскании действует с отложенным эффектом, показывая результат.

«На данный момент большинство законопослушных коллекторов по первому требованию останавливают нежелательные коммуникации, услышав устное возражение граждан. Получить согласие самого третьего лица — нереализуемо. Для этого ему нужно будет самостоятельно прийти в офис банка/МФО и написать заявление или направить заказное письмо», — говорит Петков.

На деятельности же «черных» взыскателей новое положение не отразится по понятным причинам: у компаний, которые работают вне рынка, нет нужды следовать букве закона, отмечает он.

Законопроект приводит требования 230‑ФЗ в соответствие с требованиями закона «О персональных данных», указывает президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА), председатель Совета СРО «МиР» Эльман Мехтиев. Можно только приветствовать исправление такой асинхронности законодательства.

«К сожалению, в тексте законопроекта не указаны сроки вступления закона в силу. Также кредиторам остается гадать, действует ли в данном случае «дедушкина оговорка» (принцип «закон обратной силы не имеет». — «Профиль»)», — отметил он.

Коллекторские агентства могут использовать только те контактные данные должника, которые поступили к ним от кредиторов. Если при получении жалобы НАПКА сталкивается с тем, что данные не соответствуют, ассоциация принимает все меры для прекращения такого взаимодействия.

Источник: еженедельный журнал «Профиль»